Турбулентность-2035

Специальный проект «Конфигурации на территории Евразии и новая картина мира».

 

Основные моменты:

  • Скоростное изменение политических и экономических реалий в мире начато
  • Отправные точки изменений: 2008, 2011, 2012, 2013 и 2014 годы. Попытка «перезагрузки» и ее провал.
  • Изменение роли России в новой картине мира. 2008-2014 годы.
  • Энергетические войны 2000-х годов.
  • Новая технологическая картина мира. Выход игроков «второго плана»
  • Сформированная многополярность и крушение американской империи
  • Европа или Евразия? Конфигурации и связки на пространствах от Лиссабона до Владивостока
  • «Мягкая посадка» США. Обеспечение безопасности на североамериканском континенте после крушения мировой гегемонии США.
  • Мир-2035. Контуры окончания глобальной «турбулентности».

Скоростное изменение политических и экономических реалий в мире начато

2014 год стал годом по-настоящему скоростного изменения политических и экономических реалий в мире. Нарушив относительно спокойные негласные «правила игры» на постсоветском пространстве Запад в лице англо-американской финансово-экономической элиты инициировал государственный переворот на Украине. Это стало «спусковым крючком» новой мировой войны, которая началась сразу после того, как договоренности между сторонами были нарушены, и в стране с более чем 40-миллионым населением началась управляемая хаотизация. «Заход на Украину» западной силы с попыткой уничтожения пророссийской части населения на Юго-Востоке с целью втягивания России в войну и уничтожения ее по «югославскому сценарию» принес то, что Президент России недавно назвал в своей речи «глобальной турбулентностью». Мир начал меняться в скоростном режиме. Обозначились ранее размытые контуры новых союзов и реалий. Боевые действия между Западом и Россией активно ведутся в информационном пространстве. Впервые за долгое время обрел реальные контуры новый мировой союз БРИКС, начато формирование его финансовых структур. Таможенный Союз и проект Евразийского Союза из фантастики все ближе к реальности…

akatzia e 2014

Существовавшая после крушения СССР реальность с глобальным доминированием одной-единственной страны США в 1991-2008 годах оставила после себя «мощное послевкусие». Вместо ожидавшегося взлета новых технологий и общего повышения уровня жизни на Земле американская имперская экономика и глобальная технологическая машина так и не смогли дать «человечеству» что-либо серьезное, объединяющее народы. Активно продвигавшаяся еще в начале второй половины 2000-х годов концепция взаимовыгодного капиталистического сотрудничества на практике свелась к скупке активов менее развитых стран структурами англо-американского капитала. Причем скупленные активы подвергались полному переформатированию в интересах новых хозяев. Были нанесены мощные удары экономикам России, Индии, Бразилии, Китая и ряда других так называемых «растущих экономик». Суть агрессивных действий сводилась к фактическому уничтожению или удалению с рынка на обочину всех возможных конкурентов мировых брендов. Противостоять натиску мировых структур, обладающих поистине неограниченным финансовым ресурсом, оказалось очень трудно. Потенциальных «точек роста» и возможных национальных революций к 2007 году осталось довольно немного.

Тем не менее, некоторые сформированные еще в годы стабильного двухсистемного мира (1945-1991 годы) режимы и региональные экономики были весьма устойчивы и национально ориентированы. Это не увязывалось с доминировавшей в то время на Западе концепцией унификации (глобализации) всего мира под «единый формат». Национальные лидеры прекрасно отдавали себе отчет в том, что так называемая «глобализация» — всё же несет за собой прогресс, но грозит потерей национальной идентификации и независимости. И, возможно, мы бы имели до сих пор дело с подобной вялотекущей эрозией в сторону «даешь ВТО» и «западные технологии – ориентир для всего мира», не будь во всей этой истории следующих отправных точек изменений.

2008, 2011, 2012, 2013 и 2014 годы: точки многовекторности. Проблема выбора.

Для любителей геополитики и альтернативной истории эти даты еще много лет будут поводами разного рода дискуссий и конструирования векторов, а также написания эссе «что было бы если». В реальности события 2008 года, который мы рассматриваем как «первый мировой поворот», многими аналитиками недооценены до сих пор. Чаще всего встречаются две позиции, привязанные в единую концепцию: США «потролили» говоря языком Интернета Россию через созданный в Грузии фашистский режим, а потом англо-американский капитал и его агенты в нашей стране попытались обвалить экономику. Но она была «крепкой», и враг уже через год понял, что не на того напал и предложил «политику перезагрузки». Всё бы хорошо да легко объяснялось, если бы не было на порядок сложнее, чем описанная только что «телевизионно-обывательская картинка».

2000px-Georgia,_Ossetia,_Russia_and_Abkhazia_(ru).svg

 

Так называемая «война в Грузии» не была войной в классическом понимании этого слова. Это был тест новых центров силы в Евразии, которые США и их союзники активно мониторили с начала 2000-х годов. Нападение на российских миротворцев в Южной Осетии и попытка уничтожения осетинского пророссийского анклава на южной стороне Кавказского хребта были осуществлены в разгар Олимпиады-2008 в Пекине, где находился лидер российского «силового блока» В.В. Путин (на тот момент – премьер-министр, а не Президент). В Москве на тот период находился глава государства Д.А. Медведев, который представлял «транснациональный блок» российского и зарубежного капитала. «Подбившие на войну» грузинскую русофобскую прослойку зарубежные силы осуществили интересный сценарий «демонстрации силы». Пробежимся по нему коротко и поймем, что это был всего лишь своеобразный «мессидж» относительно единого мирового центра (pax Americana) российскому и всем оставшимся относительно независимым государственным образованиям: войны будут проводиться там, где они потребуются, вопрос человеческих жертв и соблюдения, установленных в 1945 году правил «хорошего тона», снят с повестки дня.

Были испытаны все антироссийские цепочки: Украина нациста президента Ющенко, прибалтийские фашисты, американизированная Польша и ряд «ручных» государств Восточной Европы. Обнаружились и явно не очень приятные для «тестирующей стороны» моменты. Турция не сразу пропустила американцев в Черное море плюс довольно тепло отреагировала на появление Российской армии в Грузии. Германия не выразила «в должной мере» ненависть к России, заняв относительно прагматичную позицию. Не удалось поджечь и среднеазиатские постсоветские режимы.
Далее был запущен довольно красивый сценарий «примирения»: Франция в роли посредника, медленное «затихание» конфликта и такой же «тихий» вывод российских войск после ликвидации грузинской армии. Действия Российской армии были изучены и также стали предметом споров и обсуждений. Далее прозападно ориентированный российский капитал и иностранные игроки аккуратно попинали российскую экономику, снизив ее рост до «среднеевропейского». И началась краткосрочная, но весьма тщательно проработанная «разрядка». Российскому обществу была скормлена идея роста «по-западному», налаживания связей с США и ЕС, взамен на аккуратную и медленную смену формации от «путинского силового государства» к «новой либерально-технократической системе».

В этот период (до 2011 года) характерно затухание противостояний на военном фронте. Усиливаются международные контакты, Запад пытается лишить Россию технологической независимости в обмен на вхождение в так называемое сообщество 7 «наиболее развитых экономик мира» — появляется название G8. Россия идет в ВТО, приобретает тысячи единиц иностранного промышленного оборудования и открывает свой рынок иностранным транснациональным холдингам. Внешний рост благосостояния населения и бизнеса после «кризиса» 2008-2009 годов приводит к появлению и консолидации ярко выраженной прослойки в бизнес-среде, а также и среди политиков, ориентированной на «вхождение в западный мир». Пусть даже ценой потери суверенитета и национальной идентичности. Осуществлявшие этот сценарий структуры планировали «малой кровью» (прозападная революция) вернуть в России хаотическую систему так называемого «либерального рынка» 1990-х годов с доступом к российским ресурсам – от интеллектуального до энергетического.

Такой сценарий обеспечил бы многолетнее продление агонии западного мира на таких недорогих и весьма ценных ресурсах, а также уничтожил бы остатки мировой системы порядка, где даже после 1991 года Россия несла на себе груз обязательств бывшего СССР и оставалась стабилизирующим Евразию фактором.

Для усиления давления на российские элиты в 2011 году было начато показательное уничтожение рынков, на которых наша страна еще могла неплохо заработать и без «полной интеграции» на Запад. Была уничтожена Ливия, начато формирование зоны «управляемого хаоса» в Сирии, Египте, Тунисе и активизированы боевики в Ираке. Россию заставили отказаться от ряда выгодных контрактов в Иране, поставив многолетние дипломатические и экономические наработки под угрозу.  2011 год стал ключевой точкой, в которой Россия, слава Богу, не выбрала самый трагический вариант: сидеть и смотреть на передел мира в обмен на так называемые «инвестиции» (а по факту усиление технологической зависимости от Запада).

Запущенный зарубежным капиталом и его центрами влияния процесс «революционного движения» в России на рубеже 2011-2012 годов привел к совершенно обратному эффекту. Россия стала объединяться вокруг государственной власти, а фигура Владимира Путина затмила все возможные кандидатуры на пост главы страны.

2012 год – поворотная точка истории номер 3. Пик «арабских революций», инициированных на стыке интересов местных «центров» и глобального англо-американского капитала. Россия уходит от «либеральной» системы ориентиров, начиная ярко обозначать свою позицию в мире. Общество поляризируется. Становится очевидно, что ни о каком поглощении западной экономической машиной России речь больше не идет. Все так называемые «оппозиционные» партии России кроме ярко выраженной маргинальной прослойки проамериканских политиков начинают движение навстречу друг другу: внешний прессинг на Россию по причине «недемократической» власти дает обратный эффект – консолидация растет….

(публикация данной работы будет продолжена, следите за обновлениями страницы)

Россия на информационном фронте